a_lta (proludey) wrote,
a_lta
proludey

Category:

Детские деревни - SOS - альтернатива детским домам.


Дети играют на детской площадке.

Где-то в правом полушарии: «Такого не существует. Это театр. Я отказываюсь верить».
Где-то в левом полушарии: «То есть сейчас передо мной стоит женщина, которая работает мамой. У нее профессия такая!?»
Где-то на языке: «Это семья! Это почти настоящая семья? И сразу же это детский дом!? Гениально!!»

Что вам про серые будни рассказывать? Все такое одинаковое, безвыходное, серое, живешь, как будто по безграничному демисезонному пальто гуляешь. А ведь есть кто-то, кто в этом пальто дырки проковыривает, в клочья его рвет, переворачивает на другую сторону и видит разноцветную подкладку. Яркий тому пример Герман Гмайнер, который решил в 1949 году одну очень непростую задачку – как воспитывать бездомных детей.


И как?


Во дворе Детской деревни.

Детскую деревню SOS (Social Support) – альтернативу детским домам - сразу и не отличишь от обычного поселения. Вот, к примеру, подмосковное Томилино. 10 двухэтажных европейских коттеджей находятся на зеленой территории с детской площадкой и футбольным полем. Тут мальчишки рубятся в мяч, сплетничают девчонки на лавочке, в хозблоках и помещениях для персонала кипит жизнь. А на одной из кухонь мы пьем чай, пока Анатолий Васильев - директор Детской деревни рассказывает нам про систему, придуманную Гмайнером:


Анатолий Васильев.- директор Детской деревни-SOS в Томилино. 

«В далеком 49-м этот человек пришел к обитателям Австрийского городка Имст и сказал: «Вы видите вокруг много бродячих сирот. В детской деревне они обретут то, что потеряли. Они потеряли маму, свой дом, своих братьев и помощь общества. Жители поддержали идею. Но моих денег на это дело не хватит, – продолжил Гмайнер - и предложил жителям сдавать по шилингу в месяц».

Согласно идее Германа, детская деревня – это поселение в несколько домиков, в каждом из которых живет отдельная семья – мама и 6-8 детей. По миру таких деревень больше 500, а в России целых шесть. Есть в Карелии, в Вологодской области, самая Северная - в Кандалакше (Карелия), самая близкая к столице - в Томилино. И все также часть деревень финансируется за счет средств простых граждан.


На футбольном поле.

«У нас есть около 300 человек, которые жертвуют раз в квартал определенную сумму денег. Чаще всего это пенсионеры. А мы также раз в квартал, пишем им письмо, сообщая, как у нас дела», - рассказывает Васильев. Конечно, помогают правительство, частные партнеры, селебрити, приезжающие в деревню, а большую часть денег непосредственно выделяет фонд Гмайнера.

Система, в которой удалось соединить семейную любовь и государственные нормы, работает уже 60 лет. Балансируя на грани человечности и бюрократизма, Гмайнеру удалось порвать серое пальто и подарить детям новую жизнь. Он впаял в реальность кусок новой микросхемы, наполнив словосочетание «работать мамой» новым смыслом.

О том, каково это, работать мамой.


В ванной одного из домиков Детской деревни.

«Работать мамой». Выражение выглядит, как цветная жвачка на сером пальто. Это что-то из оперы «горячий снег» или «белая зелень», но вот мы сидим за большим столом одного из коттеджей, а с нами – мама Таня, глава семьи из 5 детей.

«Отработав 18 лет в детском саду, я поняла, что устала. Попробовала себя в других сферах, но это все, было не то. Потом пришла сюда по объявлению в газете - никого не знала, но было какое-то удивительное чувство, что я на своем месте.

Сначала не привычно, что ты постоянно здесь. Ощущение, что просто живешь. Когда звонят родственники и спрашивают: «Ты где?» - мне трудно сказать, что на работе, ведь вроде как нет. Я с детьми с утра до вечера: когда болеют – ночами не спишь, да и в свой больничный – редко уходишь отсюда».


Женя и Вика смотрятся в зеркало в ванной своего дома в Детской деревне-SOS.

О детях мамы отзываются, как о своих. Мама Марина из следующего домика рассказывает, как почти неделю не спала из-за того, что ее маленькая Варя болела. «А еще Варя у нас ходит в церковную школу и на танцы. Она сама выбрала такое обучение», - рассказывает мама и, чувствуешь, как слезы к горлу подбираются. Желания детей не просто принимаются в расчет, а исполняются, таланты – поддерживаются.

Мама в жизни ребенка, и правда, занимает главное место. Она и советы дает, и готовить/стирать учит, и вместе с детьми за покупками ходит. Такую ответственность чаще всего возлагают на женщин с уже взрослыми детьми, хотя не обязательно с педагогическим образованием. У мамы Тани, например, свои дети давно выросли и разъехались по стране.



Мама Таня сидит во главе стола.

Находят этих чудесных работниц по объявлениям в газете. Впереди их ждут тренинги, психологические проверки, подготовка детей к тому, что появится новая мама, и только затем знакомство и создание семьи. Мамы понимают, что эта более чем ответственная работа не на 1-2 месяца или даже года, это почти на всю жизнь. Кто-то «в профессии» уже 10-16 лет.

Хотя нужно не забывать, что «Детская деревня» - это в первую очередь учреждение, поэтому по вторникам у мам планерки, каждый месяц – отчетность, для каждого ребенка – план развития на год, а на время маминого отпуска к детям приходит тетя. «Так как мы учреждение, то у нас на определенное количество жителей и на такую площадь должно быть 5 ведер для мытья пола и 10 разделочных досок. Ну, куда их ставить?» – возмущается мама Таня.


Полезные заготовки мамы Марины на зиму.

За все покупки семья должна отчитываться чеками, и запрещенных нормами товаров – кетчуп, майонез – в них значиться не должно. Месячный бюджет распределяют все вместе. Он у семьи по 12 тысяч на ребенка. Игра, в которую играют мама и руководители детской деревни, конечно же, известна детям, но это тот случай, когда иллюзия работает лишь на пользу. Временами деревню посещают настоящие родители, некоторые ребята уезжают на выходные к бабушкам. Конечно, дети любят своих родных, и одна из самых сложных задач педагогов – это не конкурировать. Вопреки всякой логике дети-сироты думают, что если меня бросила мама, то это не мама плохая, а я плохой, и этот комплекс очень сложно побороть.

SOS vs Детский дом.


На территории деревни.

“Детская деревня – SOS” – это целая продуманная система, которая больше заточена под индивидуальное развитие, чем существующая в России. Дети сюда попадают от 3 лет и живут до 16-ти, после чего их переводят в молодежное общежитие.

Поиск детей организаторами происходит постоянно. У государства есть интерес, в первую очередь, пополнить детьми свои заведения, а жизнь в деревне будет эффективна только для тех, кто еще не познал сиротскую жизнь. Другие к «маме» просто не прикипят.

Как уход из семьи по исполнении 16-тилетия, так и появление новых членов, сопровождается психологической подготовкой семьи и самих детей. После детской деревни воспитанников ждет молодежное общежитие – несколько квартир в обычном доме, за которыми приглядывает воспитательница, а после – взрослая жизнь и, конечно же, собственные семьи.


Изображения новой семьи с внуками на стене центрального зала в Детской деревне - SOS Томилино.

У Томилинской деревни уже 70 выпускников и несколько внуков. Некоторые парочки вышли рука об руку из стен детской деревни, а потом создали семью. Директор хвастается фотографиями розовощеких карапузов на стене центрального зала, а мамы наперебой рассказывают, как они стали бабушками. Цепочка прерывается – дети учатся на ошибках родителей. Театр, так хорошо разыгранный Гмайнером, превращается в реальность. А серое пальто выворачивается, исчезает, растворяется на глазах счастливых детей, у которых есть родители без родителей.



Tags: репортаж, статья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments